Ежегодная общероссийская программа гастролей театров

В рамках федеральной программы «Большие гастроли» Омский театр драмы приехал в Московский театр им. Е. Вахтангова

Театр имени Е. Вахтангова в рамках масштабной федеральной программы «Большие гастроли» принял Омский театр драмы, который привёз в Москву свои спектакли: «Время сэконд хэнд», «Синяя борода», «Искупление», «Incognito», «Правда — хорошо. А счастье лучше», «Три товарища».

У Омского театра драмы и у Театра им. Вахтангова сложились особенные отношения. Во время Великой отечественной войны в Театр им. Вахтангова попала бомба, и труппу эвакуировали в Омск. Московская и омская труппы сдружились, и даже существует такое понятие, как «Омсква». Театр им. Вахтангова благодаря Омскому театру функционировал в эвакуации все годы войны.

На конференции, посвящённой «Большим гастролям» Омского театра драмы, присутствовал Народный артист СССР, знаменитый советский и российский актёр театра и кино Василий Лановой.

— Я благодарен моим друзьям — актёрам Омского театра драмы, с которыми проработал на сцене уже более 60 лет, — говорит Василий Семёнович. — Ведь они не забывают те времена в Омске, когда на сцену Театра Вахтангова пришли Мансурова, Плотников, Гриценко, которые пережили всё это, и подробно рассказывали нам о своей тамошней жизни в период с 1941 по 1944 год. В 1941 году угол на Арбате, где стоял театр Вахтангова, был обрушен во время первой бомбёжки. Нашу труппу эвакуировали в Сибирь, и как актёры тех лет, так мы теперь благодарим Омск. У Александра Пушкина в числе прочих есть замечательное высказывание: «Гордиться славою своих предков не только можно, но и должно, не уважать оной есть постыдное малодушие». Я прожил со многими актёрами Театра Вахтангова: они уже, к сожалению, ушли. Будучи ещё совсем молодым, я очень много услышал об Омске, о том, как принимали нашу труппу. Это осталась в сердце каждого актёра.   
— В годы войны часть нашей труппы была отправлена на фронт, а другая часть играла на омской сцене, – рассказывает директор театра им. Вахтангова Кирилл Крок. — Приезд Омского театра, с которым мы очень дружны, для нас знаковое событие. 120 человек приехали к нам из Омска.

— Омский театр связан ещё с именем актёра Михаила Ульянова, — говорит директор Омского театра Виктор Лапухин. — Когда Театр Вахтангова возвращался в Москву, Михаил Ульянов работал при студии Омского театра, а она являлась официальным учебным заведением по решению советского правительства. Закончив обучение в этой студии, Михаил Ульянов уехал в Москву, поступил в Щукинское театральное училище и остался на всю жизнь работать в Театре им. Вахтангова. Недавно мы открыли памятник Михаилу Александровичу рядом с парадным входом в наш театр.

Омскому театру 145 лет. Статус академического ему присвоен ещё в советское время. Театр награждён Орденом трудового Красного знамени. Омский театр — один из передовых театров страны, он не отстаёт от театральной жизни, в том числе и от многих московских театров. Здание, в котором Омский театр расположен — это памятник федерального значения, он построен в 1905 году в центре города. В настоящее время театр шестикратно награждён премией «Золотая маска», а всего в театрах города Омска восемь таких наград: ещё две в театре кукол. В 2011 году на фестивале в Ярославле театр был отмечен Премией правительства Российской Федерации имени Фёдора Волкова за вклад в развитие театрального искусства. С тех пор театр получает Президентский грант.

— Наш легендарный спектакль «У войны — не женское лицо», который мы ставили в 1985 году, был выдвинут на Государственную премию, — вспоминает Заслуженная артистка России Татьяна Филоненко. Мы привезли его в Москву, работали на сцене Малого театра. Спектакль был принят хорошо. Когда мы приезжали в Москву и останавливались в гостинице «Россия», с нами по соседству жила сама Светлана Александровна. И как раз на московской сцене шёл спектакль «У войны не женское лицо». С тех пор нашим Омским театром у Светланы Александровны до сих пор сохранились тёплые дружеские отношения. Именно наш театр получил в тот раз Государственную премию: должно быть, на членов комиссии мы произвели впечатление своей «народностью», простотой, вниманием к обычному человеку, которое присутствует в творчестве автора.

В октябре Омский театр драмы представил московскому зрителю шесть спектаклей.

— С Омским театром у нас подписан бессрочный договор о творческом взаимодействии и сотрудничестве, — говорит Кирилл Крок. — Мы дали обязательство, что раз в два года Театр Вахтангова будет приезжать в Омск. Мы стараемся выполнять это обязательство. Когда мы подписывали этот договор, мы не думали, что вскоре у Театра Вахтангова будет такой плотный гастрольный график.

В числе омских гастрольных постановок – «Время сэконд хэнд» по одноимённому документальному произведению Светланы Алексиевич, лауреата Нобелевской премии по литературе.

— Я с большим уважением отношусь к творчеству Светланы Алексиевич, — говорит режиссёр спектакля Дмитрий Егоров.Я поставил произведения по трём её книгам. В Омске четыре года назад много говорили о том, что война — это хорошо, но нам важно было сказать, что война — это плохо. Поэтому в Омском ТЮЗе мы поставили спектакли по двум книгам Алексиевич — «Цинковые мальчики» и «У войны — не женское лицо». Это было очень сильное антимилитаристское высказывание. Очень редко какой-нибудь автор проявляет повышенное внимание к обычному, простому, неизвестному, «не звёздному» человеку с его проблемами и переживаниями. Это внимание в творчестве Светланы Алексиевич меня увлекло.  По-моему, в каждой её книги есть повод для драматической постановки.

«Время сэконд хэнд» — это документальная проза. По большей части я ставлю прозу, а не драматургию, потому что в драматургии присутствует момент «обслуживания» пьесы, и из-за этого нет такого простора для фантазии, для продумывания деталей, какой есть в прозаических произведениях. Когда персонаж на сцене хочет показать чувства — то это не чувства героя книги, это чувства актёра, которые он испытывает при столкновении с текстом автора. Не хотелось бы тексты Алексиевич представлять «игровым» способом, как в кино, от этого утрачивается их глубина, подтекст. Я проявляю внимание к деталям, додумываю, стараясь воспроизвести на сцене именно ту атмосферу, те чувства, которые есть в текстах Алексиевич. Я считаю, что в документальном театре недопустимы мелкие, поверхностные образы. Я сторонник того, чтобы человек рассказывал человеку о человеке, а в таком случае само понятие «образ» становится неуместным.

— Мы не играем антреприз, мы играем спектакли только своего репертуара, — говорит главный режиссёр театра Георгий Цхвирава. — Это основное правило театра. Мы часто приглашаем талантливых и интересных режиссёров, в том числе и молодых, и я не навязываю им то, что они будут ставить. Например, Дмитрий Егоров предложил спектакль по произведению Алексиевич, и я сразу согласился на эту постановку, потому что мне понравилась перекличка с произведением «У войны — не женское лицо». Сейчас в Москву мы привезли не всё то, что хотели, потому что связаны гастрольными рамками, и вообще много причин, по которым мы не привезли больше спектаклей.

Благодаря Федеральной программе «Большие гастроли» зрители могут увидеть лучшие спектакли театров со всей России: как признанные постановки, так и премьерные. Спектакли предназначены как для взрослых, так и юных зрителей — в рамках программы «Большие гастроли для детей и молодёжи».

— Уже второй год мы активно поддерживаем гастроли региональных театров по всей стране, — говорит Генеральный директор Федерального центра поддержки гастрольной деятельности Елена Булукова, в том числе региональные гастроли на столичных площадках. «Большие гастроли» охватывают всю страну, у нас много планов. На 2019 год поступило множество заявок, и мы должны их рассмотреть.