Ежегодная общероссийская программа гастролей театров

В рамках «Больших гастролей» Санкт-Петербургский Театр на Литейном представил в Рязани спектакль «Сон в белую ночь»

В Санкт-Петербурге он выдержал более 50 показов. Настало время познакомиться с ним рязанскому зрителю. И у спектакля «Сон в белую ночь», и у пьесы «Островитянин», по которой сделана постановка, достаточно давняя история. Артист и драматург Алексей Яковлев, умерший в 2010 году, написал эту пьесу в 1970-е годы. Впервые ее под тем же названием поставил в 1982 году режиссёр Г. Егоров в БДТ им. М.Горького (Ленинград). За ней – другие театры. «Островитянин» был популярен в годы «позднего застоя». Но потом пьеса как-то забылась.

Сюжетная и нравственная коллизия пьесы в те годы воспринималась художественным вызовом карьеризму, особенно научному, «кумовству», бездарности вершителей большой науки и изживанию из этой забюрократизированной сферы подлинных талантов. Но все это подавалось не напрямую, а в хорошо известном советским авторам формате «фиги в кармане» – опосредованно, под видом коллизии мужчины, к которому проявляют интерес сразу две женщины.
Речь в «Островитянине» идет о великом ученом, оставшемся не у дел и опустившемся. 40-летнего Эдгарда (он из дворянского рода) зовут исключительно Эдиком. Десять лет назад он написал диссертацию, но не защитил. Шесть лет назад развелся. Он ходит в майке и в застиранных трениках, а чаще лежит на продавленной кровати в комнате с обшарпанными обоями в коммуналке, где единственная радость и краса – окно под потолок с видом на Петропавловку. Эдик – обитатель Васильевского острова. Их другие питерцы зовут «островитяне». Вот и объясняется название. Его остросоциальный символизм становится понятен по ходу действия.

Эдик научные амбиции похоронил. Его выставили из НИИ. Работает ночным сторожем в гараже. Его эта «должность» устраивает: есть все условия для размышлений, свободные часы и не мешающий думать коллектив. Размышлять Эдику есть о чем: он работает над теорией о цикличности времени. Он математически доказал, что любой момент вечности повторится в будущем. Для человека это означает бессмертие!.. Эдик пишет свой научный труд ради самого процесса, ведь у него нет стремлений «пробиться», «прорваться», «найти теплое место». Но тезисы из своей теории он неосторожно выдает в отзыве на диссертацию институтского приятеля Володи Сущёва, пробивного человека, к которому ушла от Эдика Тамара. Практичная пара вмиг понимает, какая драгоценность плывет к ним в руки. Эдика необходимо ввести в штат под начало Володи! Он будет работать, а Володя – пожинать лавры, вплоть до Нобелевки!..

Володя приезжает к забытому другу юности с коньяком и закуской –»мириться». Приводит девушку Марину, надеясь, что друг-идеалист влюбится в нее и поедет в Москву. А потом и Тамара, привыкшая все контролировать, приходит и говорит, что без Эдика жить не может. Поняв, что вокруг него вершится заговор, Эдик с ужасом и брезгливостью отказывается от всех предложений и посулов. Марина тоже бросает его – она ведь только статистка в чужом представлении. И Эдик остается один в своей коммуналке.
Такова фабула «Островитянина» и её сценической версии «Сон в белую ночь». Основные положения и фигуры пьесы остались теми же. Резонны вопросы: не устарела ли пьеса 1970-х годов? Достаточно ли в ней актуальности и интересности, чтобы привлечь зрителя? Мелодрама камерна и мало динамична: действие разворачивается в одном и том же интерьере нищенской коммуналки и сводится к разговорам и спорам. Да и герои – не остались ли они в прошлом?..
Артисты были настроены оптимистично. Рязанские зрители тепло встретили «песенный» спектакль «У меня есть сердце» – им 27 сентября открылся сезон «Больших гастролей», поэтому была надежда, что и «петербургскую мелодраму» встретят благожелательно.

Артист Михаил Лучко, исполнитель роли Эдика, прямо сказал:

– Гастроли – это всегда замечательно, потому что, чего греха таить, в СПб зритель скорее филармонический, он не то чтобы не воспринимает, но реагирует как-то глубоко внутри. Когда мы привозим спектакли в другие города, публика более отзывчивая, радостная, открытая, жаждущая.

О соответствии своего персонажа нынешнему времени Михаилу Лучко приходилось задумываться, ибо это однозначно человек не от мира сего.

– Я для себя вижу два метода актерского постижения образа: «метод собаки» и «метод обезьяны», – рассуждал Михаил, общаясь с журналистами. – Метод собаки – переживание тех же чувств, которые ты видишь в герое. А метод обезьяны – копирование человека из реальной жизни, похожего на персонаж. В случае Эдика ни тот, ни другой метод не работают. Это герой, которого нет в нашей повседневной жизни. Это сложносочиненный образ из СССР 1970-80-х годов: человек, одержимый исключительно идеалами. И у меня не было выхода, как этого несуществующего человека пытаться сыграть: просто «нырнуть» и «плыть по течению» этого героя. Во всех ролях, которые мне до этого приходилось играть, я находил что-то от себя или своих знакомых, а тут – полностью поразительный человек. Пожалуй, это единственный в моей биографии опыт. 
Заплыв по течению уникального характера Михаилу Лучко удался. Он играл чудака на тонкой грани, не скатываясь в гротеск, в образ «сумасшедшего профессора», опошленный голливудскими фильмами. Забавно, что в настоящее время Лучко больше занят в кинематографе, где раскрывает совершенно другие образы. Например, сейчас он участвует в съемках 16-го сезона «Улиц разбитых фонарей». Казалось бы, небо и земля! Но для хорошего артиста нет неисполнимых ролей.

Опыт работы в отечественных боевиках есть и у партнерши Лучко по сцене Марии Овсянниковой, сыгравшей Тамару. При этом, по словам артистки, никакие предшествующие наработки для участия в «Сне в белую ночь» ей не пригодились.

– Героиня Тамара далась мне нелегко. С режиссером мы долго искали нужный образ. Даже, наверное, на тот момент, когда режиссер выбрал меня на эту роль, я не была готова к ней. Мне надо было быть либо старше, либо иметь больше опыта, – призналась Мария. – Поэтому за период репетиций мне пришлось повзрослеть и стать глубже и ответственнее, что ли. Дело в том, что моя героиня считается якобы отрицательной. В пьесе она выписана женщиной безапелляционной, даже хамской. Но в спектакле все не так! Режиссер решил, что Тамара должна быть другая, с яркой индивидуальностью. Женщины не бывают плохие, они просто такие, какие есть!

Мария проговорилась, что играть отрицательного персонажа морально сложно. Особенно обидно на поклоне, когда главному герою зал бурно аплодирует, а его антипода награждает одинокими хлопками. Но Тамара впрямь не одномерная отрицательная героиня. Игра Марии придала этой «железной леди» глубину и страстность. Когда она кричала Эдику, что все еще любит его, да так, что дышать не может, или ревниво бранила завладевшую вниманием ученого Марину, ей верили.
Верилось и всем прочим участникам спектакля. Хороша была очаровательная бабушка Эдика Мари Пална (Татьяна Верховская), вне теории своего внука находящаяся на дружеской ноге со временем. Каждый день старушка заводит фамильные часы и уверена: пока они идут, жива она и ее близкие. Мари Пална, услышав о цикличности времени и повторяемости жизни, очень расстроилась: «Эдгард! Я жила только для того, чтобы все это пережить! А ты говоришь, что все повторится?!» Убедительна самоуверенная и чрезмерно раскованная Марина (Варвара Щербакова). Поначалу в том, как она льнула к Эдику, виделась фальшь, но когда выяснилось, что для неё герои «дядя Володя» и «тётя Тамара», все встало на свои места. Манекенщица в Доме моделей Зайцева, она так привыкла к всеобщему обожанию, что влюбить в себя очередного мужчину для нее было плевой задачкой. А вообще-то она невеста будущего дипломата и собиралась с ним в Нью-Йорк. Только Володя в исполнении Александра Цыбульского держался на сцене так, что ему не эксклюзивное открытие, но и сумку картошки доверить нельзя. Артист был обаятелен в роли проходимца от науки, но несколько прямолинеен.
Очень важно то, что текст «Сна в белую ночь» отличается от первоисточника. Как это вышло, рассказал режиссер-постановщик, заслуженный артист России Александр Рязанцев, более 30 лет служащий в Театре на Литейном.

Александр Николаевич знаком с пьесой «Островитянин» с тех пор, как был актером в Таллинском русском драматическом театре. Он играл Эдика… и мучился чувством недоработанности пьесы. Ему хотелось спектакль «доставить». Однажды Рязанцеву выпал шанс поставить его для малой сцены, и он до сих пор благодарен коллегам, которые поддержали его и сыграли, несмотря на то, что постановщик на ту пору не был профессиональным режиссером. Наконец пьеса в трактовке Александра Рязанцева дошла до большой сцены. Теперь он доволен: сказал все, что хотел. Получилась притча.

– Я переписал финал пьесы и много чего переделал в ней, начиная с названия, — сказал Александр Николаевич. – Автор пьесы «Островитянин» определил ее жанр «Сон в белую ночь». Соригинальничал. Ну, и я тоже соригинальничал. В обработке пьеса стала меньше, а также изменилась по настроению – у него все было безнадежно, а я хотел, чтобы оставалась надежда.
Александр Рязанцев зримо продемонстрировал цикличность времени, о которой много, но непонятно разглагольствует Эдик. В его версии после кульминации – ушли Володя и Тамара, убежала к жениху Марина, Эдик из окна напрасно выкрикивает ей вслед свой адрес, бабушка умерла, отказавшись от бессмертия – для Эдика наступает утро начала спектакля. Репродуктор поет «Крылатые качели», бабушка зовет внука пить чай, а отзыв на Володину диссертацию все еще у Эдика. Он звонит приятелю и предлагает забрать бумаги. Но не в гости зовет, а хочет сам к нему приехать. Цикличность времени дала сбой, и можно не повторить, а видоизменить события.

После премьеры в Санкт-Петербурге в 2015 году заметная параллель финала с культовым американским фильмом «День сурка» дала рецензентам повод съязвить. Но именно этот ход режиссера и придал пьесе актуальности! Теперь есть основания расширить ее рамки до сего дня.

Тамара упрекает Эдика: «Абсолют ищет! Бога пишет!» Не похоже ли на эксперименты с адронным коллайдером и «частицей Бога» – бозоном Хиггса? А у добровольного затворника Эдика нашелся яркий прототип! В труппе шутят, что пьеса – про Перельмана. Хотя больше всего – про любовь.
Человеческая натура не меняется, любовь как двигатель сюжета не устаревает. Поэтому художественный руководитель театра Сергей Морозов, рассказывая о гастрольном репертуаре, уверенно назвал «Сон в белую ночь» пьесой о любви мужчины и женщины. Человечество все время ставит вопрос: что такое любовь? – ведь она бесконечно повторяется. Каждый отвечает на него по-своему. Одним красивым ответом стало больше.